Время проявить климатические амбиции

Российским мерам по декарбонизации не хватает реальности

Президент Фонда содействия климатической безопасности Олег Попов о том, чем может обернуться отсутствие реальных мер по углеродному регулированию.

Усиление ответственности

Сегодняшний мировой экологический и экономический кризис ускоряет глобальный переход к «зеленой» экономике и низкоуглеродному развитию. При этом успешное климатическое регулирование зависит не только от договоренностей по достижению климатической нейтральности на международном уровне, но и от национальных амбиций.

Россия выступает стороной ряда климатических соглашений, общей целью которых является снижение выбросов в атмосферу парниковых газов. Среди этих документов — Парижское соглашение, принятое 12 декабря 2015 года и активизирующее Рамочную конвенцию ООН об изменении климата 1992 года. Цели Парижского соглашения вытекают из отчетов Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК) и представляют собой общепризнанный стандарт, определяющий глобальные усилия по борьбе с изменением климата.

В частности, Парижское соглашение призывает удерживать рост средних температур на планете значительно ниже порогового уровня в 2°C (по сравнению с доиндустриальной эпохой), желательно в пределах 1,5°C. Страны, которые присоединились к соглашению и приняли на себя обязательства по сокращению углеродных выбросов, также должны укреплять свои амбициозные национальные планы с течением времени.

Но в 2018 году МГЭИК опубликовала специальный отчет, в котором указала, что национальных вкладов для ограничения глобального потепления до 1,5°C может быть недостаточно, а достижение цели возможно только в том случае, если глобальные выбросы CO2 начнут сокращаться задолго до 2030 года. Эксперт организации Роберт Ватсон полагает, что даже если страны—участницы соглашения выполнят все свои добровольные климатические обещания, «они помогут добиться реализации лишь половины того, что необходимо для ограничения глобального потепления в следующем десятилетии».

9 августа 2021 года вышел первый том очередного, Шестого оценочного доклада МГЭИК по изменению климата, обобщения по которому ожидаются в следующем году. В документе ученые предупреждают о критических темпах повышения температуры и необратимости многих климатических изменений. И для достижения общей цели — сокращения объемов негативных выбросов в атмосферу с последующим сведением количества выбросов парниковых газов к нулю — участникам соглашения следует безотлагательно принять решительные меры.

Согласно последнему докладу, представленному президентом РФ Владимиром Путиным на апрельском Саммите мировых лидеров по вопросам климата, Россия не только вносит колоссальный вклад в абсорбирование глобальных выбросов за счет поглощающей способности наших экосистем, но и сократила их до уровня 75% от значений 1990 года. Но соответствуют ли российские достижения тому уровню амбиций, к которым призывает Парижское соглашение?

Из «зеленого» донора — в природного эмитента?

Согласно положениям Рамочной конвенции ООН, стороны содействуют рациональному использованию поглотителей и накопителей всех парниковых газов, включая биомассу, леса и океаны. На территории России расположено 22% от общей площади мировых лесов: благодаря им вклад нашей страны в увеличение поглощающей способности экосистем действительно огромен, но имеет и негативную сторону.

Основными парниковыми газами в атмосфере Земли являются водяной пар, углекислый газ, закись азота, озон и метан. По данным научного сообщества, на долю метана приходится 20% антропогенных выбросов и потенциал глобального потепления от каждой его тонны в 25–28 раз больше, чем от аналогичного объема углекислого газа. Сейчас, при таянии вечной мерзлоты, вызванной глобальным потеплением, в атмосферу выделяется все больше метана, но леса не способны его поглощать.

Отечественные ученые предупреждают, что бездействие опасно: если не принимать конкретные меры, то образование болот, таяние ледников и мерзлоты будут увеличивать выбросы метана в атмосферу и при определенных сценариях к концу XXI века этот климатический эффект превысит поглотительные способности российских регионов.

С учетом этих факторов, а также стремительного роста лесных пожаров в последние годы (общая площадь возгорания в первом полугодии 2021 года превысила 2,5 млн га) российская наземная экосистема из поглотителя парниковых газов рискует превратиться в их дополнительного эмитента.

Поэтому России уже сейчас нужно принимать активные меры по увеличению лесов, защите вечной мерзлоты (что в том числе снизит выбросы метана в атмосферу) и повышению качества поглотителей и накопителей парниковых газов в соответствии с целями Парижского соглашения.

Время реальных действий

Согласно указам президента РФ, к 2020 году национальная цель по сокращению выбросов парниковых газов определялась в 75% от объема выбросов в 1990 году, а к 2030 году этот уровень должен опуститься до 70%. Однако речь о непосредственном предотвращении или ослаблении изменений климата при исполнении правительством этих указов не идет и сами по себе они не могут ограничить выбросы парниковых газов — для этого требуются конкретные меры.

В июле в России был принят федеральный закон «Об ограничении выбросов парниковых газов». Он предусматривает введение поэтапной модели регулирования таких выбросов, в том числе поддержку деятельности по их сокращению и введение обязательной углеродной отчетности, собирать и обобщать которую будет государство. Видится, что реальные меры по декарбонизации отсутствуют и в этом законе.

Согласно данным Обзора состояния и тенденций изменения климата России, подготовленного ФГБУ «Институт глобального климата и экологии» в 2020 году, температура в РФ повысилась на 2°C по сравнению со средним показателем на конец доиндустриального уровня. Но несмотря на такое критическое повышение, у России все еще нет актуального плана по декарбонизации, соответствующего целям Парижского соглашения.

Парижское соглашение требует постоянного проявления климатических амбиций: достигнув определенного результата, страны-участницы не должны останавливаться на пути к глобальному климатическому ориентиру — удержать потепление в пределах 1,5°C. Фактически единственный способ, которым страна подтверждает свою амбициозность,— постановка цели по достижению углеродной нейтральности к определенной дате. На сегодняшний день Россия «не вступила в клуб» углеродно нейтральных стран.

Основная идея, которая прослеживается в российских правовых актах по вопросу выбросов парниковых газов,— не ухудшать ситуацию. Подобного рода бездействие правительства являлось основанием для подачи к ней исков, как это было сделано, например, в Нидерландах.

С учетом требований об амбициозности планов стран-участниц сегодняшние действия нашей страны представляются недостаточными для выполнения целей Парижского соглашения. Оно позволяет сторонам скорректировать свой план в любое время, и Россия может без раскачки пересмотреть и изменить его, так как достижение поставленных климатических целей путем лишь сохранения статус-кво — заведомо безнадежный путь.

Источник: Коммерсант